Динозавры

Средь звезд, комет и света
Летит сквозь времена
Лазурная планета
По имени Земля.
Стремительно несется
В Галактике своей
С Луною, вокруг Солнца,
В кругу планет — друзей.
На Марсе и Венере
Нет жизни никакой,
Земля одна нас греет
Живою красотой.
И во Вселенной вечной
Наверно больше нет
В пространстве бесконечном
Других таких планет.
Что прячется от взора
У хрупкой красоты?
Леса, моря и горы-
Всё гладко с высоты.
И кольца-завихренья
Сияют серебром,
Белеют, как вкрапленья
В топазе голубом.
А там, под облаками,
Где реки и леса,
Скрывается иная
Чудесная краса.
Где в тишине покоя
Таинственных лесов
Животных разных много
И птичьих голосов.
Где рыбки в речке чистой
Сияют чешуёй,
Цветок звездой лучистой
В траве блестит росой,
Но раньше У планеты
Был лик совсем иной,
И в прошлом жизнь на свете
Была совсем другой.
***
Там, где-то в прошлой дали
Пустой была Земля,
Без жизни пребывали
И суша, и моря.
Лишь только быстрый ветер
Вокруг Земли летал,
С волнами пел дуэтом,
На берега их гнал.
Вдруг Божья искра чистой
Энергией зажглась,
Загадочной, лучистой-
Жизнь странно началась,
Под сенью небосвода
Молекулы сошлись
И на земле, и в водах
В жизнь дружно собрались.
В энергии нетленной
Материя поёт,
Под музыку Вселенной
Жизнь водит хоровод,
И появленья тайну
Нам жизни не понять,
Как тайну Мирозданья
Вовек не разгадать!
***
Уж эры той Архейской
Давно в помине нет,
И от Протерозойской
Остался слабый след.
В Палеозойской эре
Жил в Кембре трилобит,
Он ползал по дну в море,
Был водорослями сыт.
Одетый в прочный панцирь,
Он много ног имел,
Вдруг аномалокарис
Поймал его и съел.
Фасетками-глазами
В глубины он глядит,
Где не укрылся в скалы
Несчастный трилобит…
А в Ордовикском прошлом
Жил грозный мечехвост,
И ядовитый острый
Имел он длинный хвост,
Детёнышей в гнездовье
Он охранял своих,
Чтобы моллюск огромный
Не смог напасть на них.
А позже, в Силурийском,
Морской жил скорпион,
Бронёй покрытый гибкой,
В глубинах плавал он.
А цефоласпис следом
Случайно проплывал,
Увлёкшийся обедом,
От стаи он отстал.
И скорпион погнался
За жертвою своей,
Но шустрый цефоласпис
Смог плыть ещё быстрей.
Рак-скорпион не медлит,
Вдруг затряслось всё дно,
Огромный эвриптерид
Клешнёй схватил его.
А в Девоне скучая
Сидел стегоцефал,
На берег он рычаньем
Свою подругу звал.
И чтобы род продолжить
Она пришла туда.
Икру свою отложит,
Где чистая вода.
Вдруг море закипело,
На берег впопыхах
Гинерия залезла
На мощных плавниках.
Хватала рыба воздух
Своим ужасным ртом,
Ни с чем обратно в воду
Она ушла потом.
Среди болот Карбона
Рос лес из плаунов
Меж залежей огромных,
Полу гнилых стволов.
Где не было болота —
Бор хвойный, и кругом
Всё папоротник плотно
Укрыл сплошным ковром.
Рептилия спешила
Сквозь заросли, слегка
Сеть лапкой зацепила
Большого паука,
И из норы внезапно
Тут выскочил паук,
За петролакозавром
Злодей помчался вдруг.
Гиганты-меганевры
Над ними пронеслись,
Стрекозы те за жертвой
По воздуху гнались,
Неспешно артроплевра
Им преградила путь,
Рептилия сумела
В расщелину нырнуть.
Когда болот не стало,
То Пермская пора
Засушливо настала,
И хвойные леса
Местами вырастали,
А в солнечных лучах
Эдафозавров стадо
Как будто паруса
Всё гребни расправляло
На спинах и в тепле
Спокойно возлежало,
Не зная о беде.
Там, за холмом ужасный
Сидит диметродон,
На них похожий, страшный
Следит за жертвой он.
Был материк единый,
Гигантский, и среди
Сухих песков пустыни
Существовала жизнь.
Здесь скутозавр встречался
И лабиринтодонт,
И горгонопсид страшный,
В норе дииктодон.
Отбившийся от стада
Несчастный скутозавр,
Врага учуяв рядом,
В испуге побежал,
Но тут остановился,
Чтоб дух перевести,
Вдруг хищник появился
У жертвы на пути.
И горгонопсид хитрый
Так грозно прорычал,
На скутозавра быстро,
Внезапно он напал.
И в схватке той нелёгкой
Ослабший скутозавр
Вдруг получил жестокий
Последний свой удар.
А в малом водоёме
Жил лабиринтодонт,
Здесь раньше было вольно,
Плескалось много вод,
И засуха ужасна,
За дальний горизонт
Не смог уйти несчастный
Наш лабиринтодонт.
Был материк в Триасе
Один и океан,
Пангею Панталасса
Волнами омывал.
А грозные вулканы
Всё извергали свет,
Горящие фонтаны
Несли с собою смерть.
Но жизнь была сильнее
Своих больших врагов,
Великих потрясений,
Огня и катастроф.
Порою погибая,
Жива опять она!
Непостижимой тайной
Идёт сквозь времена!
Азматозавр здесь хитрый
Лежал на берегу,
Со ртом своим открытым
Ждал эвпаркерию.
Пришла она, позарясь
На вкусную еду:
Во рту азматозавра,
На зубе стрекозу,
Сидевшую тихонько,
Но вдруг почуяв смерть,
Стрекозка очень ловко
Сумела улететь.
Большая пасть сомкнулась,
А эвпаркерия
Внезапно увернулась
От страшного врага.
На стадо листозавров
Медлительных, напал
Из-за камней внезапно
В прыжке терацефал.
Укусом, сильным ядом
Он жертву отравил,
И ожидая рядом
Погибель, отступил.
Большие листозавры
Искали водопой,
Путь дальше продолжали
Они опасный свой.
Так Мезозоя эра
В Триасе началась,
Теперь о динозаврах
Мы поведём рассказ.
Встречалось всяких разных
Их много и везде,
Но чаще плотоядных
На суше и в воде.
В просторе океанском
Жил нотозавр, и он
За жертвой быстро гнался,
Размером небольшой.
Грёб лапами в глубинах,
Рот разевая свой,
С не слишком шеей длинной,
Но с узкой головой.
Когда он наедался-
На мелководье плыл,
На берег выбирался,
Как будто крокодил.
А в зарослях, что рядом
У озера, сидит
Малышка лонгисквама.
Имеет странный вид:
Отростков ряд, высоких
Красивых на спине.
Ловить здесь насекомых
Удобно в тишине.
На берегу тенистом
Лежит танистрофей.
Из зарослей кустистых
Саговника, к воде
Гигантской шеей длинной
Он тянется своей
И ищет рыбьи спины
Средь плаунов, хвощей.
В сухом Триасе жарком
Жил странный крокодил,
Не злой и травоядный.
Он в поисках бродил
Растительности разной
И много по бокам
Имел шипов прекрасных-
Защиту от врага.
А два из них торчали
Вверх парой злых рогов,
Надёжно охраняли
От варварских зубов
Его, десматозуха,
Что травоядным был.
Не ел он даже мухи,
А с виду — крокодил.
А в небе летал ящер
Эудиморфодон,
Зубастый хищный мастер
По ловле рыбы он.
И кожные расправил
Свои крыла, и взор
К воде малыш направил,
Где вёл он свой дозор.
И хвост был длинным, гладким
И тонким, как шнурок,
Красивый листик-складка,
Что на конце, не мог
За ящером угнаться,
В струе воздушной плыл,
Игриво развивался,
Рулём ему служил.
В тени араукарий
От хищника в лесу
Прочь убегал мельчайший
Двуногий лагозух.
Он в зарослях скрывался,
Чтобы продолжить вновь
На насекомых разных
И на лягушек лов.
В лесу, под сенью хвойных
Деревьев вековых,
Где множество зелёных
Растёт листов резных,
Что папоротник пышно,
Красиво распустил,
Реки поток неслышно
Прохладою манил.
Платеозавры стадом
На водопой пришли,
Неспешно пили влагу
Проточную они.
И наклонили шеи
Вниз тонкие свои,
Спокойно камни ели
На берегу реки.
Так целиком глотали
Те камни, чтоб они
В желудке помогали
Еду переварить,
Которой здесь так много
На берегу росло
В тени деревьев хвойных,
Меж вековых стволов.
В полупустынях жарких
Среди песка, холмов,
Зелёных листьев всяких
И вековых стволов
Прокомпсогнаты в стае
Останки крупных жертв
Охотно собирали;
Чужие кладки здесь
Они в кустах искали
И насекомых вдруг
Хватали пятипалой
Своею парой рук,
И в зарослях скрывались,
Имея малый рост,
И на холмы взбирались,
А следом длинный хвост
Тащился, извиваясь,
А узкой головой
Так низко наклоняясь
Смотрели под собой,
Где ящерка мелькает.
На двух ногах легко
От крупных убегали
Охотников-врагов.
Был материк в Триасе
Один и океан,
Пангею Панталасса
Волнами омывал.
А грозные вулканы
Всё извергали свет,
Горящие фонтаны
Несли с собою смерть.
Но жизнь была сильнее
Своих больших врагов:
Великих потрясений,
Огня и катастроф.
Порою погибая
Жива опять она!
Непостижимой тайной
Идёт сквозь времена!
Пангея затрещала,
И океан проник
В те щели, заливая
Огромный материк.
Водою напиталась
Засохшая земля,
Пустыни превращая
В прекрасные поля.
Ушла жара былая,
Зелёной красотой
Пангея обрастала
С завидной быстротой.
Тот климат жизнью густо
Планету заселил,
Так в Мезозое Юрский
Период наступил.
В Триасе и в начале
Эпохи Юрской жил
Некрупный рыбоящер
В морских глубинах. Был
Ихтиозавр зубастым
И длинный рот имел.
Рыбёшек мелких разных
Он и кальмаров ел.
Несётся макроплата
Стремительно вперёд
В глубинах океана,
Большой и длинный рот
Кальмаров поглощает.
И ластами взмахнув
Плезиозавр хватает
Рыб, шею развернув.
В глубинах Панталассы
Плыл темнодонтозавр,
Подобный приближался
К нему ихтиозавр.
Борьба вдруг завязалась,
Никто не уступал,
Сопернику досталась
Победа, он порвал
Другому хвост, и в горе
Тот хищник отступил,
Найти защиту в море,
Пытаясь, он уплыл.
Но победитель мало
Над ним торжествовал:
С волной большой на скалы
Внезапно он упал.
Источник серебрился,
Пил воду анхизавр,
Вдруг куст зашевелился,
Возник подокезавр.
И травоядный быстро
Пытался убежать,
Подокезавр решился
Стремительно напасть.
Но защитился когтем
Двуногий динозавр,
Из-под земли которым
Он корни доставал.
И отступив с рычаньем
Ушёл подокезавр.
Опять один в молчанье
Остался анхизавр.
В гнезде барапазавра
Детишки родились,
Рвала и опускала
Им мама листья вниз.
Она тянулась кверху
Во весь гигантский рост.
Здесь много длинношеих
Поблизости паслось.
Подокезавр, внимая
Их запах подошёл,
Неслышно ожидая
В тени укрылся он.
На малышей польстился
Двуногий хищник тот,
И страшно приоткрылся
Его зубастый рот…
Там, в Юрской середине
Стеноптеригий жил,
Похожий на дельфина,
Живородящим был.
И в стае он привычно
Всё время проводил,
За рыбой пелагичной
С другими вместе плыл.
По острову неспешно
Цетиозавриск шёл,
Он папоротник нежный
С детёнышем нашёл.
Мегалозавр голодный
Хотел на них напасть,
Дитя своё готова
Мать смело защищать.
Вдруг остров содрогнулся
И огненный фонтан
Вверх до небес взметнулся:
Проснулся вновь вулкан.
Горящею рекою
Вниз побежал поток,
Сжигал всё пред собою,
Расплавить камни мог.
У ног мегалозавра
Разверзнулась земля,
А длинношеих пара
Бежала от огня.
Гигант в большом испуге
Забыл про голод свой,
В грохочущей округе
Не мог найти покой.
Так, к середине Юры
Пангея растряслась
И медленно дрейфуя
Частями разошлась:
Лавразия-на север,
На юг-Гондвана. Там,
Меж ними новый Тетис
Раскрылся океан.
Но жизнь была сильнее
Своих больших врагов,
Великих потрясений,
Огня и катастроф.
Порою погибая,
Жива опять она!
Непостижимой тайной
Идёт сквозь времена!
В Лавразии огромной
Дубреуиллозавр
Двуногий, быстрый, мощный
За жертвою бежал.
Детёныш шунозавра
Неловко убегал,
Его себе на завтрак
Гигант почти поймал.
Но мама вдруг опасный
Им преградила путь,
И булавы ужасный
Удар пришёлся в грудь
Дубреуиллозавра.
Противник отступил,
Так длинношеий странный
Достойно победил.
Средь зелени Гондваны
Гигант патагозавр
Своих детей желанных
У кладки ожидал.
И вскоре появились
На белый свет они,
А мама удалилась
Попить в реке воды.
Бродил неподалёку
Там пиатницкизавр,
Учуял запах лёгкий
Голодный динозавр.
Он приближался грозно
К детёнышам в гнезде,
Нет им спасенья вовсе
От хищника нигде…
За ящеркой зелёной
Бежал цератозавр,
Поблизости огромный
Стоял брахиозавр.
Надменно возвышался
Над хищником он тем,
Спокойный, не боялся
За жизнь свою совсем.
На свете всех он выше
И гребнем на главе
Легко, свободно дышит,
Купаясь в синеве.
За ящеркой двуногий
Бежал цератозавр,
Имел три малых рога
Тот хищный динозавр.
Ел дриозавр растенья,
Где бил большой родник,
Внезапно нападенью
Подвергнулся, возник
Вблизи него немалых
Размеров хищный рот,
А когти рук трёхпалых
Пронзить хотели плоть.
Но дриозавр сорвался
Вдруг с места, побежал,
Быстрее вихря мчался
Он в солнечную даль.
Не смог двуногий ящер
Его схватить, догнать.
Другую жертву страшный
Шёл аллозавр искать.
Он в зарослях укрылся
Густых, спокойно в даль
Голодным взглядом впился
И жертву поджидал.
Ничуть не опасаясь
Наивный камптозавр
Ел листья, с ним сближаясь,
И хитрый динозавр
Вдруг из засады прыгнул
На жертву, но потом
Упал и рот разинул:
Со свистом нанесён
Удар ему был властно,
Как будто бы хлыстом,
То диплодок опасно
Размахивал хвостом.
В потоки вод со стадом
Степенно он зашёл,
Под лёгким водопадом
Спокойствие нашёл.
Был ими не замечен
Некрупный камптозавр,
В тени деревьев вечных
Укрылся динозавр.
В периоде жил Юрском
Анурогнат и он
Был небольшим и шустрым,
С коротеньким хвостом.
На крыльях он по небу
Стремительно летал,
Мог издали он жертву
Почуять. Разрывал
Найдя её на части
С такими же, как сам.
Он в стае хищной пастью
Ел жертву по кускам.
Крылатою пираньей
Был птерозавр тот злой,
Летающим тираном,
Хоть ростом небольшой.
На солнце тёплом грелся
Красивый динозавр,
Пластины в виде гребня
Спинные стегозавр
Лучам подставит нежным,
А жарко станет-он
Их развернёт и свежим
Остудит ветерком.
Шипами, что так грозно
Белели на хвосте
Был защищён надёжно
От хищников, и те
Боялись стаей даже
Приблизиться, ведь он,
Как булавой мог страшной
Размахивать хвостом.
Кругом землетрясенья
Уничтожали жизнь,
Лавразия с Гондваной
Частями разошлись,
А грозные вулканы
Всё извергали свет,
Горящие фонтаны
Несли с собою смерть.
Но жизнь была сильнее
Своих больших врагов,
Великих потрясений,
Огня и катастроф.
Порою погибая
Жива опять она!
Непостижимой тайной
Идёт сквозь времена!
Осколки континентов,
Материковых плит
Привычный постепенно
Приобретали вид.
И климат увлажнился,
И много рек, болот
Возникло, изменился
Весь мир, кругом цветёт
Природа ярким цветом
И насекомых рой
Спешит, жужжа с рассветом
Нектар отведать свой.
Так в эре Мезозойской
Период Меловой
Настал, цветеньем пёстрым
Раскрасив шар земной.
Там, высоко, где ветер
Свободный песни пел,
Крылатый дзунгариптер
Планируя летел.
В потоках восходящих
И гребнем на главе
Короткохвостый ящер
Путь выбирал себе.
Внизу был длинношеий
Огромный динозавр,
Листвой с больших деревьев
Питался суперзавр.
От хищников защитой
Был длинный его хвост,
А также знаменитый
Его громадный рост.
Европа составляла
Архипелаг, был он
На Западе из малых
И крупных островов.
Болотные низины
Здесь были, и они
Хвощами травяными
И мхами обросли.
И плауны на топях,
И беннеттиты здесь,
И папоротниковый
Рос древовидный лес.
Высокие, сухие
И редкие места
Облюбовали гинкго
И хвойные леса.
Растительность спокойно,
Неторопливо есть
Любил игуанодон,
Их много было здесь.
Огромными стадами,
На четырёх ногах
Они передвигались,
Опору на стволах
Надёжную искали,
В них мощные шипы
Передних лап вонзали,
Чтоб листья с высоты
Достать, и привставали
На задние они,
На ноги, зелень рвали
Игуанодоны.
А если хищный ящер
Осмелится напасть,
Игуанодон также
Не даст себе пропасть.
Шипы свои вонзая
В голодного врага
Он отступить заставит
Его наверняка.
А в море жил зубастый
И хищный дакозавр,
Как крокодил опасный,
И как ихтиозавр
Он рассекал глубины
И жертву догонял,
Хвост рыбий, мощный, длинный
Плыть очень помогал.
Охотник ютараптор
Порою Меловой
Со стаей динозавров
За жертвою большой
Всё гнался, и ударив
Её свалить он мог.
Два когтя возвышались
На пальцах его ног.
Сто двадцать миллионов
Далёких лет назад
Искал добычу снова
В лесу голодный взгляд.
Неслышно, меж деревьев,
Средь зарослей густых
Со стаей, со своею
Шёл хищный дейноних.
И попадаться страшно
Той стае на пути,
От их когтей ужасных
Не скрыться, не уйти.
Свет утренний и тихий
Льёт Солнца жгучий круг…
Здесь, кроме дейнонихов
Всё замерло вокруг.
Средь зарослей тенистых,
За ствол широкий встав
Тихонько притаился
Двуногий карнотавр.
Погибели навстречу
Шёл мирный динозавр,
Листву с кустов беспечно
Срывал титанозавр.
О том, что ждёт опасность
Его, совсем не знал.
Бык с плотоядной пастью
Добычу предвкушал.
Как вдруг зашевелилась
Зелёная листва,
Внезапно появилась
Оттуда голова.
С рогами небольшими
Шёл карнотавр другой
И начался меж ними
Кровавый страшный бой.
Пространство не желали
Друг другу уступить.
И скрывшись перестала
Их жертва жертвой быть.
Там, где Египет-раньше
Жил спинозавр, и был
Он с длинной пастью страшной,
Как будто крокодил.
Гигант мог бегать быстро
На двух своих ногах
И невозможно скрыться
От страшного врага
Египтозавру было!
Их длинношеих там
Во множестве бродило
По травам и пескам.
И спинозавр свой гребень,
Наевшись, расправлял.
Под Солнцем тело грея
Спокойно отдыхал.
Где будет Аргентина-
Огромный динозавр
С соперником активно
Своим, гигантозавр
За ареал сражался
И в страшной схватке той
Он победить старался,
Чтоб род продолжить свой.
А там, где расположен
Американский штат
Нью-Мексико, похожий
На птицу и подстать
Был хищным динозаврам
Пернатый нотроних,
Двуногий и с когтями
Огромными, он их
Не для охоты в беге
Кровавой применял-
Подтягивал побеги
Растений и ломал
Их крыльями-руками,
Не торопясь жевал
Неострыми зубами
И вовсе не летал.
В Монгольском регионе
Так много было их
Других птицеподобных,
Как будто нотроних.
Имелись лапы-крылья
Когтистые у них.
На кладки, на чужие
И на существ живых
Охотились прекрасно
Те малыши и им
Привычно было мясо
Рвать клювиком своим.
От динозавров грозных
Бежали прочь они,
Родителей, чьи гнёзда
Опустошить смогли.
Не дремлет китипати
У своего гнезда,
Ингения некстати
Возникла, как всегда.
И хищнику отведать
Так хочется яйца,
Мать защищает смело
Гнездо от хитреца.
Ингения уходит
Оттуда прочь тогда,
Но скоро вновь находит
Еду себе она.
Протоцератопс в схватке
Потомство защищал:
Велоцираптор хваткий
Добычу здесь искал.
Ингения украла
Одно яйцо, она
Стремительно бежала
По — дальше от гнезда.
Но овираптор хищный
Воровку вдруг догнал
И выхватив добычу
Ингению прогнал.
И быстро убегая
Искала всё еду
Голодная и злая,
Но снова на беду
Ей встретился ужасный
И хищный динозавр
Зубастый и опасный,
То был алектрозавр.
Едва сама не стала
Ингения едой,
Поспешно убежала,
Продолжив поиск свой.
Охотился здесь тоже
Каан и вместе с ним
Другой, бегун хороший
И шустрый авимим.
Никто не собирался
Делиться с ней едой,
Ингения напрасно
Оставила гнездо,
Его нашла шувууйя,
Скорлупки только в нём
Оставила и шустро
Удрала в даль потом.
В гнезде у тарбозавра
Детёныши росли,
Вдруг спину динозавра
Увидели они:
То тархия беспечно
Неподалёку шла,
Издалека неспешно
К воде она брела.
И хищник для защиты
Потомства и гнезда
На тархию сердито
Набросился, она
Хвост с булавой массивной
Приподняла и вдруг
Махнула очень сильно,
Глухой раздался стук…
И получил раненье
Несчастный тарбозавр:
Сломал бедро мгновенно
Сильнейший тот удар…
Детёныши без мамы
Расти теперь должны
И на рассвете сами
Еду искать ушли.
Багацератопс мирно,
Спокойно ел траву,
Три тарбозавра быстро
Приблизились к нему
И он в ужасном страхе
Попятился назад,
Стал ждать, когда с размаху
Его здесь будут рвать.
Внезапно рядом с ними
Огромная нога
Тяжёлая ступила
И бросились в бега
Те хищники, шёл мимо
Огромный динозавр,
Спокойный, с шеей длинной,
Гигант-немегтозавр.
Вот стая галлимимов
На водопой пришла,
Виднелась над густыми
Кустами голова.
Из зарослей высокий
Вдруг вышел дейнохейр
Большой, птицеподобный,
Гнездо своё имел.
Его он так беспечно
Оставил за собой.
Алиорамус к речке
Охотиться пришёл,
По счастью кладки мимо
Ногой своей ступил,
За стаей галлимимов
Он по воде спешил.
В периоде далёком
Ушедшем Меловом,
В загадочном, жестоком
Текла жизнь день за днём.
Казалось, в постоянстве
Не станет мир другим,
Во времени, в пространстве
Останется таким…
Метеорит огромный
Нашёл один лишь путь
И в космосе просторном
Не смог уже свернуть…
И с неземною силой
Обрушилась беда,
Мир в миг переменила
Наверно, навсегда…
Конечно, очень страшным
Он был, последний день,
От ящеров «ужасных»
Оставивший лишь тень…
Ничто не предвещало
Трагедии с утра:
И Солнышко сияло,
И даль была светла…
Ти-рекс принёс добычу
Детёнышам своим
С любовью, как обычно
Рычал тихонько им.
Те дружно подбегали
И ласково урча
Всё мясо разрывали,
У туши хлопоча.
Там трицератопс в стаде
Направил на врага
Потомство защищая
Могучие рога.
С другими не боялся
В «кольцо» сомкнуть детей
И хищник отказался
От всех своих затей.
А дракорекс скрывался
От хищников, как вдруг
На небе показался
Звездою странный круг.
Всё ярче разгорался
Зловещий яркий шар-
Так быстро приближался
Космический пожар!
Стремительный, опасный
Свет в небе промелькнул,
Чертою жёлто-красной
Былое зачеркнул.
Прощаясь, отразился
В воде он и упал,
И в бездну провалился
Погас, исчез, пропал.
И с грохотом взорвался
Спокойный океан,
До неба поднимался
Неистовый фонтан!
Гигантскими кругами
Вдруг воды разошлись,
Огромные цунами
В мир страшно понеслись!
И докатились вскоре
Те волны до земли,
Стеной на берег с моря
Обрушились они.
Смывали, разрушая
Всё на пути своём…
Вулканы, ужасая
Зажглись большим огнём.
И камни полетели
Горячие кругом,
И раскалённый пепел
Посыпался дождём,
Из ядовитых газов
Возникли облака,
Поток горящей лавы
Пролился, как река.
По всей Земле бушуя
Лился, летел огонь,
Смерть дико торжествуя
Губила всё кругом…
И небо почернело,
И наступила тьма,
И Солнце не горело,
Настали холода.
И пропасти раскрыли
Свои большие рты
И жадно поглотили
Упавших с высоты
Несчастных динозавров:
И малых, и больших,
Не злых, опасных-сразу,
Здоровых и больных.
Так завершился древний
Период Меловой
Той Мезозойской эры,
Былой эпохи той.
Уж шестьдесят пять давних
Тех миллионов лет
Прошло, как динозавров
Живых на свете нет.
И долго молчаливым
Был мир тот и пустым,
И сумрачным, и зимним-
Как будто не живым.
Никто уже не бегал
От хищников больших
И гнёзда свои смело
Не охранял от них.
Вдруг шорох нарушает
Тот мертвенный покой,
Наружу вылезает
Из норки небольшой
Зверёк, он словно крыса-
Грызун заламбдалест.
Мордашкой длинной быстро,
Охотно падаль ест.
В другом местечке грязном-
Похожий на него
Копается в останках
В тех мегазостродон.
Возникли на планете
Давно они, причём
Детей созданья эти
Поили молоком.
И небо постепенно
Вновь стало голубым,
И Солнышко согрело
Весь мир теплом своим.
Так эра Мезозоя
Трагично прервалась,
И эра Кайнозоя
Печально началась.
И снова буйным цветом
Украсились поля,
И зеленью Планета
Вновь пышно обросла.
Повсюду возникали
Животные кругом,
Детёнышей питали
Они все молоком.
И птиц, рыб, насекомых
Мир новый сохранил,
Рептилий, земноводных
Он тоже не забыл,
Их преумножив сильно
Разнообразьем форм.
В огромном изобилье
Жизнь потекла ручьём.
И человек явился
Хозяином Земли,
И разумом добился
Того, что не смогли
Животные. Мир очень
Вдруг изменил лик свой…
И наши дни, и ночи-
Ведь тоже Кайнозой!
Как трудно, и как сложно
Все тайны открывать,
И бесконечно можно
Мир этот познавать,
Но появленья тайну
Нам жизни не понять,
Как тайну Мирозданья
Вовек не разгадать!

На одной волшебной полянке, где всегда тепло, где воздух наполнен разноцветными бабочками, а под ногами растут яркие цветы, жил-был розовый динозаврик по имени Коля. Это был сказочный динозаврик, случайно выпрыгнувший из одной детской книжки и поселившийся на чудесной поляне.
Просыпаясь рано утром, он, первым делом, сладко потягивался и зевал, потом вдыхал аромат цветов, служивших ему постелью, звучно чихал от попадавшей в нос пыльцы и поднимался на горку, чтобы увидеть, как поднимается солнышко.
И как только первые лучики показывались из-под земли (так думал динозаврик), Коля радостно подпрыгивал и кричал:
-Здравствуй, солнышко, доброе утро! А я снова раньше тебя проснулся!
Солнышко ласково улыбалось и обнимало своим теплом маленького друга. Вокруг тут же пробуждались бабочки и пчёлки и принимались за свои дела. Один Коля слонялся без дела. Он прыгал на полянке, грелся на солнышке, купался в озере и мечтал, глядя на плывущие по небу облака.
Динозаврик очень хотел найти себе друга. Он бы всё-всё для него сделал. Но на его полянку никто не заходил.
Вдруг ему на нос села бабочка.
-Бабочка, а давай с тобой дружить,- закричал, обрадовавшись Коля.
Но бабочка отчего-то быстро вспорхнула и улетела.
Затем он увидел муравья, несущего соломинку.
-Привет, муравейчик, куда ты это несёшь?
Но муравей не обратил на динозаврика внимания.
На берегу заквакала лягушка, раздуваясь, как зелёный воздушный шарик.
-Ой, лягушка, а ты будешь мне подружкой?- снова попытался познакомиться динозаврик.
Но квакушка лишь ухмыльнулась в ответ и прыгнула в воду.
-Эхе-хе, — вздохнул Коля,- почему же со мной никто не дружит? Одно только солнышко любит меня и всегда выходит ко мне утром. Но с ним не побегать и не поговорить, не искупаться в озере…
Как будто в ответ на его причитания совсем недалеко послышался чей-то плач.
-Кто тут плачет?- спросил он у куста, из которого доносились звуки.
-Это я-а-а-а-а, — ответил куст.
-А ты разве умеешь разговаривать? И плакать…. Никогда не видел таких растений, — удивился динозаврик, подходя к кусту ближе и оглядывая его.
-Вовсе никакое я не растение, я – Маша, — ответила маленькая девочка, выглянувшая из-за куста.
Она была одета в ярко-розовое платье, на голове её красовались огромные красные банты в чёрный горох, которые напоминали божьих коровок. В одной руке она держала куклу, другой рукой вытирала слёзы.
Впервые увидев сказочного динозаврика, да ещё такого же цвета, как её любимое платье, Маша перестала плакать и улыбнулась:
-А ты забавный, и совсем не злой. Как тебя зовут?
-Коля. А ты почему плачешь, Машенька? Разве у тебя тоже нет друзей?
-Я плачу, потому что заблудилась. Я хочу домой, к маме…- Маша, вспомнив о своём горе, снова захлюпала носом.
— Не плачь, мы обязательно найдём твой дом. А кто это «мама»? Такое красивое имя, наверное, она очень добрая твоя подружка? Жаль, у меня нет мамы.
— Да нет, же, мама — это мама, она очень-очень добрая и родная, она всегда со мной, я не могу без неё…- попыталась объяснить девочка, и Коля понял, что мама – это то, без чего совсем невозможно прожить…
-А как мы найдём мой дом? – недоверчиво спросила Маша.
-Вон видишь гору? Я на ней солнышко встречаю. С неё всё-всё видно, и дом твой увидим. Пойдём?
Коля взял девочку за руку, и они пошли взбираться на гору. Осмотревшись вокруг, они увидели вдалеке невысокий домик с зелёной крышей.
-Вон, вон мой дом, там мама, побежали скорее, — обрадовалась Маша, и они чуть не кубарем покатились с горы.
Они прошли через полянку, потом через берёзовую рощу, затем динозаврик перевёз девочку на спинке через ручей.
Всю дорогу они разговаривали и смеялись. Когда подошли к дому, Машеньке даже не захотелось расставаться с динозавриком.
-Теперь ты – мой лучший друг, — сказала девочка, — спасибо тебе.
-Правда? Ты сказала, друг? Я правильно понял? Мы с тобой друзья? Я друг, я друг!- запрыгал от восторга динозаврик.
-А давай завтра поиграем вместе, — предложила Маша, — я познакомлю тебя со своими куклами…
-А можно? Я очень буду рад. Завтра встречу солнышко и сразу приду к ручью. Приходи туда же. А ты правда будешь со мной играть? – засомневался Коля.
-Конечно, ты ведь такой добрый и хороший, и мой друг. До завтра?
-До завтра, — сказал динозаврик и счастливый побежал на свою полянку, которую считал своим домом.
По пути он размышлял о том, как это здорово, что можно с кем-то дружить.
Он хотел быстрее лечь спать, чтобы скорее наступило утро.
С тех пор динозаврик уже не был одиноким, у него была Маша. Друзья каждый день вместе играли, бегали, купались. Коля приносил Маше охапку цветов со своей поляны, а Маша угощала его вкусными яблоками из своего сада. Она научила динозаврика прыгать через скакалку, подкидывать высоко мячик, пускать мыльные пузыри, играть в дочки-матери. Никогда ещё динозаврику не было так весело. Он, в свою очередь, научил Машеньку гоняться за бабочками, наблюдать за облаками и складывать красивые букеты.
Так незаметно прошло лето, наступила осень. Трава загрустила и стала уныло гнуться к земле. Листья на деревьях, опечаленные тем, что солнышко не так ярко уже для них светит, сами стали желтеть, чтобы хоть чем-то походить на солнышко. А когда же стало холодать, они совсем осыпались, чтобы скрыться от ветра под обещавшим вскоре выпасть снегом.
Только на поляне динозаврика всё ещё росли прекрасные цветы и летали бабочки, это ведь была волшебная поляна. И сам динозаврик был волшебным, его могли видеть только дети, добрые и послушные, какой была Маша.
Её мама всегда удивлялась, откуда её дочь берёт такие необычайно красивые цветы даже осенью.
Итак, друзья виделись каждый день, но однажды Коля не дождался девочку. Он прождал целый день и стал беспокоиться: никогда ещё Маша не пропускала их игр. На другой день он снова прождал её напрасно.
Когда стало темнеть, и Коля убедился, что подруга его не придёт, он решил сходить к ней и разузнать всё. Никогда ещё раньше он не ходил дальше ручья, но сегодня это нужно было сделать. Он быстро пробежал через сад, пролез через щель в заборе и оказался во дворе. Собака не залаяла на него, она лишь радостно завиляла хвостом и взвизгнула, как бы здороваясь. Динозаврик прошмыгнул в приоткрытую дверь, прошёл через пустой зал и очутился в Машиной комнате. Это он понял по игрушкам, которые были повсюду.
Здесь были знакомые куклы Катя и Даша, ведёрко с лопатками, самолётик, цветной мяч и много плюшевых медвежат, зайчиков, даже большой серо-голубой слон, очень похожий на настоящего.
Коля осмотрелся и увидел лежащую на постели Машеньку. Её бледный вид и тяжёлое дыхание говорили о том, что девочка больна. Динозаврик только понаслышке знал, что значит болеть, но понимал, что это очень плохо.
-Машенька, — прошептал он, подходя ближе,- как ты?
-Ой, Коля, ты пришёл? Я не смогла сегодня встать с постели, у меня температура, мне нельзя выходить из дома,- ответила она, обрадовавшись появлению друга.
Из соседней комнаты выглянула мама, чтобы посмотреть, с кем разговаривает её дочь. Никого не увидев, она решила, что Маша бредит, и со вздохом пошла разводить лекарство.
-Чем я могу помочь тебе?- спросил динозаврик.- Как же тебя вылечить?
-Не знаю, мама поит меня чаем с ромашкой и каким-то лекарством, но оно пока не помогает. А сегодня я видела чудесный сон. Ко мне прилетела добрая фея и сказала, что исцелить меня можно только соком волшебной ягоды, которая растёт в далёкой сказочной стране. Я никогда не видела такой ягоды и не слышала о такой стране. Это всего лишь сон…
-А я верю в сны, расскажи мне подробнее, Машенька,- попросил Коля.
-Хорошо, если тебе интересно, расскажу то, о чём мне поведала фея. Эта страна называется Медовия, в ней много пчёл. Там растут огромные цветы, в которых живут маленькие человечки. Они летают на пчёлках, как на самолётиках и очень любят мёд с лимоном и ягоду медовницу. Эти человечки выращивают кустики с ягодами в цветочных горшочках, поливая их свежим мёдом. А горшочки они держат прямо внутри бутонов своих огромных цветов-домиков. Медовница излечивает от всех болезней, поэтому человечки никогда не болеют. Это всё мне рассказала добрая фея. А потом я проснулась…
-Я обязательно найду эту волшебную страну и принесу тебе такую ягоду, чего бы это мне ни стоило. Ты выздоровеешь, и мы снова будем играть вместе, — пообещал динозаврик.
-Но это только сон…
-Отдыхай и жди меня,- Коля поцеловал Машеньку и отправился домой, потому что уже совсем стемнело.
Придя на свою полянку, он долго не мог уснуть, всё ворочался и глядел на звёзды. Когда он увидел падающую звезду, он загадал желание:
-Пусть мне сегодня приснится дорога в волшебную страну Медовию.
Ещё немного поворочавшись, Коля задремал. Во сне он увидел, как пчёлки с его полянки кружат над цветами, собирают мёд, и куда-то с ним улетают. Динозаврик решил проследить за ними и увидел, что слетаются они к старому дубу, потом куда-то исчезают. Обойдя вокруг дерева, Коля увидел дупло, в которое влетают пчёлы. Он попытался влезть в него, но упал и больно ударился. Проснулся он от своего же крика…
-Спасибо, звёздочка, что исполнила моё желание! И как я сам не догадался проследить за пчёлами? Конечно же! Они из волшебной страны, потому что летают круглый год, а обыкновенные пчёлы зимой спят!
Динозаврик вскочил со своей постельки и кинулся искать старый дуб, который видел во сне.
Солнышко, не увидев Колю на горе, очень удивилось и даже спряталось за тучку. Первый раз розовый динозаврик не поприветствовал небесное светило. Он спешил на поиски страны Медовии.
Заметив, в какую сторону направляются пчёлы, Коля последовал за ними и вскоре увидел дуб с большим дуплом.
Не мешкая ни минуты, динозаврик стал карабкаться на дерево.
Он поступил умнее, чем во сне: чтобы не свалиться, подкатил к дереву большой камень, взобрался на него и без труда заглянул внутрь.
Там было темно, но далеко внизу светился маленький огонёк, будто звавший в неведомый мир. Динозаврик наклонился сильнее, чтобы разглядеть светящееся пятнышко, но не удержался и свалился в дупло. Летел он недолго, упал на что-то мягкое, похожее на мох.
Коля встал и огляделся по сторонам. Всё вокруг было таким, как описала Маша. Сомнений не оставалось — динозаврик попал в страну Медовию.
Воздух здесь был наполнен ароматом мёда, всюду росли огромные, размером с него, красные, жёлтые и оранжевые цветы.
Коле захотелось понюхать один, он наклонился и потянул носом воздух.
-Эй ты, громила, осторожней! – услышал вдруг он возле самого уха.
-Простите, я не увидел Вас, — извинился динозаврик, разглядев на цветке гномика в жёлтом колпаке.
-Смотри внимательнее, а то раздавишь кого-нибудь, — проворчал гномик, усаживаясь на пчелу.
Динозаврик хотел спросить его про лечебную ягоду, но гномик уже улетел.
Коля стал подходить к другим цветкам и заглядывать в них, надеясь найти там горшочки с кустиками ягод или других человечков. Но ягод в цветах не было, а гномики при виде незнакомца сразу же улетали. Цветов вокруг было много, все Коле не проверить, проживи он здесь хоть целый месяц!
А ему нельзя было медлить, Машенька болела…
Присел он на траву и глубоко вздохнул.
Вдруг где-то совсем близко послышался жалобный писк, похожий на комариный. Прислушавшись, Коля понял, что это был крик о помощи. Посмотрев по сторонам, динозаврик увидел большую паутину, из которой тщетно пытался вырваться малыш. Видимо, он зазевался и угодил в ловушку вместе со своей пчелой. Теперь к ним подбирался паук.
Коля быстро выхватил из паутины малыша и освободил пчелу, оставив паука без обеда.
-Ну, малыш, будь впредь внимательнее. С пауком шутки плохи,- сказал он, посадив гномика на лепесток цветка.
Малыш засмеялся тоненьким голосочком, похожим на звон колокольчика и ответил:
-Ты говоришь как моя мама. Она всегда твердит мне то же самое, а я вот попался-таки… Если бы не ты, слопал меня сейчас бы паук… Меня Пупс зовут. А тебя как?
— Я Коля, очень рад, что мы с тобой познакомились. Мне нужна твоя помощь, Пупс. Одна очень хорошая девочка, её зовут Маша, заболела. Чтобы её вылечить, нужна ваша ягода медовница. Сам я не смогу найти, а твои сородичи не хотят со мной даже разговаривать. Ты поможешь мне?
-Конечно, помогу. Это же очень просто. Смотри: цветы на этой поляне — с открытыми бутонами, на другой — с закрытыми, в них-то мы и выращиваем медовницу. Ягода не любит солнечного света, она растёт, поглощая лунное сияние. А те цветы называются ночными фиалками, днём они спят, закрывая бутоны, ночью распускаются и благоухают. Ночью-то мы их и поливаем мёдом. Посади меня к себе на спину и пойдём к другой поляне.
Динозаврик нагнулся, и малыш запрыгнул ему на спину. По дороге они сорвали большой лист, похожий на лист лопуха, чтобы прикрыть им ягоду. Приблизившись к ночной фиалке, малыш ловко спрыгнул и пробрался между лепестками в самую середину бутона.
Вскоре он вылез оттуда, держа в руках горшочек с очень необычным растением, на котором красовались крупные ягоды, ярко-жёлтого цвета. Они были похожи на маленькие солнышки, даже немного светились. Пупс быстро закрыл растение листом и протянул его динозаврику:
-Бери, у нас их много, пусть твоя подружка выздоравливает. Только сорванные ягоды нужно съесть быстро, иначе они просто растворятся в воздухе, превратившись в солнечных зайчиков.
-Спасибо тебе, Пупс. Ну, я побежал…. Счастливо оставаться, и будь осторожен с паутиной.
Коля прижал к себе горшок с медовницей, распрощался с малышом и побежал к тому месту, куда он упал из дупла. С большим трудом он вскарабкался по камням в стене, служившим ступеньками. Бережно и крепко держа свою ценную ношу, он выпрыгнул в отверстие в стене и оказался в знакомом лесу.
Вмиг он добежал до Машиного домика и проскочил в её комнату. Машина мама сидела у постели дочери и печально на неё смотрела. Видно, Машеньке стало ещё хуже, и никакие лекарства не могли справиться с жаром.
-Машенька, я принёс тебе волшебную ягоду, тебе скоро станет лучше,- прошептал динозаврик, наклонившись над девочкой.
-Коля, это ты?- слабым голосом проговорила Машенька, открыв глаза.
Мама подумала, что дочь её снова бредит и пошла заваривать малину, чтобы снова попытаться сбить температуру.
Динозаврик быстро сорвал с растения три самые большие ягоды и положил их своей подруге в приоткрытый рот.
-Как вкусно, пахнут мёдом и персиками,- прошептала Маша, почувствовав, как приятный сок освежает во рту.
Глазки девочки тут же повеселели, на щечках её заиграл румянец. Она улыбнулась.
-Спасибо тебе, Коленька, мне гораздо лучше, теперь я точно пойду на поправку,- уже веселее проговорила она и обняла своего друга, который обрадовался даже больше Маши.
На звуки голоса прибежала мама. Она очень удивилась, увидев, что Машеньке полегчало, и даже заплакала от радости. Мама крепко-крепко обняла свою дочь, а слёзы продолжали катиться с её глаз.
Коля решил, что сейчас ему лучше оставить их одних. Машеньке нужно было отдыхать, чтобы окрепнуть, а ему пора было возвращаться домой, потому что на улице стало темно.
-Мамочка, — шептала Машенька,- это мой друг, розовый динозаврик принёс для меня из волшебной страны чудесную ягоду, которая всё-всё лечит…
Мама сидела молча, прижимая к груди свою дочь. Может быть, она на миг поверила в волшебство, необыкновенного друга дочери и дивную ягоду. Может быть, она даже увидела, как динозаврик, подмигнув Машеньке, тихо вышел из комнаты, или почувствовала аромат медовницы. Одно было ясно наверняка: мама была счастлива, как никогда.
А розовый динозаврик, несмотря на сильную усталость и голод, весело бежал на свою полянку. Он радовался за Машу и думал, как весело им будет, когда подруга совсем выздоровеет и придёт играть с ним.