Сын

Быть мамой девчонок, конечно, не то:
Там куклы, посудка, больничка, лото,
Там пышные платья и косы ребенку…
Тебе ж подарила судьба пацаненка.
Твой дом украшают не вазочки роз,
А киборг-убийца, что сын твой принес,
Найдя его в луже у дома родного,
Почистил, помыл и теперь он как новый.
Нет, это не хлам, и не смей убирать!
Ты хочешь военную базу сломать?
Ты хочешь снести самолетный ангар?
Одумайся, женщина! Это ж кошмар!
Ты в бой поведешь оловянных солдат,
Будь смелой и дерзкой, ни шагу назад!
Ты выучишь с ним и все марки машин,
А станет побольше — все виды их шин.
Ты без него не смогла бы узнать
Зачем нужен лобзик? Неужто лобзать?
Тиски нам зачем? Может тискать кого-то?
Подшипник — что это? С шипами чего-то?
ТАК МНОГО ВСЕГО, ЧТО МОГЛО ПРОЙТИ МИМО!!!
НО ВОТ ОНО СЧАСТЬЕ — БЫТЬ МАМОЮ СЫНА !

Три хороших сына у тебя!
Три надежды! Три живых огня!
Время мчится по великой трассе
У тебя три юности в запасе!
Жизнь живет в тебе неугасимо
У тебя три вечности, три сына!!!

Мой сын, мой цветочек, мой бутон,
Самый мой счастливый сон, мой сын!
Усни, родной, и на маминых руках
Даже самый страшный страх пройдет.
И я усну, как в детстве засыпала на руках
С куклой старенькой своей.
И пусть приснятся мне бездонные глаза
Милой мамочки моей.
Припев:
Мамины глаза все на свете понимают,
Мамины глаза все грехи нам отпускают,
Мамины глаза, не плачьте только
Мамины глаза!
Мамины глаза, дай вам Бог увидеть счастье
Всех своих детей и прощать, а не прощаться,
Мамины глаза, как жаль, что не погаснуть вам нельзя.
Мой сын, ты прижмись ко мне сильней
И меня собой согрей, мой сын!
А я спою песню бабушки твоей,
Чтобы стало ей светлей в раю.
Ведь все пройдет, как в книге мудрой сказано
Одной очень много лет назад,
Но ты, каким бы в этой жизни ты не стал,
Помни мамины глаза.
Припев:
Мамины глаза все на свете понимают,
Мамины глаза все грехи нам отпускают,
Мамины глаза, не плачьте только
Мамины глаза!
Мамины глаза, дай вам Бог увидеть счастье
Всех своих детей и прощать, а не прощаться,
Мамины глаза, как жаль, что не погаснуть вам нельзя.

В душной, тревожной, ночной тишине
давит тревога на грудь.
Сердце, как чайка на тихой волне,
тоже не может уснуть.
Тоненькой свечки горит огонёк,
в небо молитва летит:
«Дай ему силы на сотни дорог,
злую беду отведи».
Ветер качнул старый клён второпях,
бросилась тень на часы.
Дева Мария качает дитя.
«Боже, помилуй, спаси».
В комнате, где он учился ходить,
чудится голос его.
В небе обкусанный месяц дрожит,
словно большой поплавок.
Дождь застучал. Догорает свеча,
а за окном всё светлей.
Матери часто не спят по ночам –
матери ждут сыновей.
Кажутся им почему-то всегда
ночи страшнее, чем дни.
«Дева Мария, ночная звезда,
Боже, спаси, сохрани!»

Наваждением, чертовщиной,
Переписанным напрочь будущим,
Ты пришел — лучший в мире мужчина,
Беззаветно любимый и любящий.
Нежной, сонно мурлычущей кошкой —
Иль тигрицей, готовой всех в клочья,
Я побуду с тобой хоть немножко,
А потом… а потом — как захочешь.
«Не бывает такого, выдумки…»
— в голове тихо мысли ссорятся…
Чтобы так вот — до первобытного,
до щемящей ночной бессонницы,
Где секунды осенними листьями
Опадают со стрелок шуршащих…
Останавливать время бессмысленно,
Лучше тихо дышать настоящим,
Ощущая, как, болью оплаченное,
Счастье, комнату затопившее,
на груди свернулось калачиком…
Я боюсь даже пошевелиться
чтоб его не спугнуть ненароком.
Ночь на цыпочках в окна уходит,
Мой мужчина дремлет под боком.
Ему завтра исполнится годик…

В глазах твоих всё — океаны и звезды,
И забытые мной мирозданья.
Я люблю тебя так, что не высказать просто!
Не хватает ни слов, ни дыханья.
От улыбки твоей улыбаюсь сама,
Хохочу от задорного смеха
Я не помню, когда с нами ты не была.
От времен тех осталось лишь эхо.
Сладко спишь. Хохолок на макушке торчит.
Моя доченька, умница, Софья…
И как будто на ниточке сердце висит.
И звенит, как твоя погремушка.

Ты спишь, мой маленький дружок,
Невинно сердце ангелочка.
К кроватке тихо подойду,
И поцелую тебя в щёчку.
Я осторожно, чуть дыша,
Тебя прикрою одеялом.
В тебе живёт моя душа,
В ребёнке маленьком усталом.
Ты повернёшься на бочок,
Во сне беспечно улыбнувшись.
Спи сладко, мой родной сынок,-
Шепну, волос твоих коснувшись.
Твой сон безропотно хранить
Я буду тёмными ночами.
Ах, господи, не дай постичь
Ему тревоги и печали.
В ручонку утром положу
Подарок зайчика лесного.
Нет ничего милее мне
Твоего взгляда озорного.
А как проснёшься, подойду,
Увижу радость в милых глазках.
Как хорошо, что малыши
С такой охотой верят в сказки.
Ах, мамочка,- шепнёшь ты мне,-
Кто был сегодня, угадай-ка?
Ко мне из леса приходил
Мой добрый друг, пушистый зайка!
И радость, и восторг в глазах,
И смех развилистый и звонкий,
И расцелую я твои
Подарок сжавшие ручонки!

Хорошо иметь двух сыновей,
Две мои надежды, две опоры,
Подрастайте мальчики скорей
Прекращайте эти мелочные ссоры,
Вы же братья и понять должны
Что друг друга нет у вас роднее
Ссоры эти драки не нужны
Братская любовь — она сильнее.
Разница у вас всего лишь год
Общие все темы, интересы,
Защищать должны друг друга от невзгод,
Ну зачем нужны все эти стрессы?
У меня два сына, два огня,
Счастье это не сказать словами,
Две опоры, две надежды у меня
Солнышка два с светлыми глазами!!!!

Как круто быть мамой двоих пацанов!
(И это любому понятно без слов)
Быть мамой девчонок, конечно, не то:
Там куклы, посудка, больничка, лото,
Там пышные платья и косы до пят
Тебе ж подарил Бог двух пацанят.
Твой дом украшают не вазочки роз,
А киборг-убийца, что сын твой принес,
Найдя его в луже у дома родного,
Почистил, помыл: и теперь он как новый.
Нет, это не хлам, и не смей убирать!
Ты хочешь военную базу сломать?
Ты хочешь снести самолетный ангар?
Одумайся, женщина! Это ж кошмар!
Ты в бой поведешь оловянных солдат,
Будь смелой и дерзкой, ни шагу назад!
Так, с фланга зайди, артиллерией бей.
(Не знаешь, что это – спроси сыновей).
Ты выучишь с ними все марки машин,
А станут побольше все виды их шин.
Еще подрастут и тебя просветят,
Как действуют стартер, кардан и домкрат.
Без них ты могла б ничего не узнать
Зачем нужен лобзик? Неужели лобзать?
Тиски нам зачем? Может тискать кого-то?
Подшипники – что это? С шипами чего-то?
ТАК МНОГО ВСЕГО, ЧТО МОГЛО ПРОЙТИ МИМО!!!
НО ВОТ ОНО СЧАСТЬЕ – ДВА ПАРНЯ, ДВА СЫНА!!

я один у мамы сын
нет у мамы дочки.
как же маме мне помочь
постирать платочки…

Мой мужчина меня будит поцелуем..
и, разбуженную — мягко обнимает,
я в вихры его пшеничные подую,
и в объятьях я его почти растаю…
мой мужчина к остальным ревнует лицам,
и нахмуривает до — смешного брови,
на меня пытаясь то ли разозлиться,
то ли выглядеть трагическим героем,
мой мужчина улыбается довольно,
когда я чернику ем с его ладони,
и подует на коленку, если больно
я ударюсь, поскользнувшись на балконе…
мой мужчина, как и я, всю любит живность
моему коту не скажет «брысь» сердито,
и меня не променяет на машину…
и с компьютером пол — ночи не сидит он,
мой мужчина помогает мне обуться,
и расчесывает волосы прилежно,
рад всегда, когда б домой мне не вернуться,
и встречает, прижимаясь телом нежно…
не боится, крепко взяв меня за руку
от друзей услышать «рохля», «подкаблучник»
и «брутальному» любому фору другу
даст мой нежный, мой родной, мой самый лучший!
не Рокфеллер он! да, Господи, зачем мне?
ведь дороже всех подарков мне в кармашке —
вдруг найти пол — шоколадного печенья,
и три мятые глазастые ромашки..
я любима — бескорыстно, беспричинно!
вот опять, за мной как хвостик тихо ходит,
самый лучший на планете — мой мужчина!
моему мужчине только годик…

Я сыну купил заводную машину. Елена Кабардина

Я в детстве когда-то мечтал о такой.
Проверил колеса,
Потрогал пружину,
Задумчиво кузов погладил рукой…

Играй на здоровье, родной человечек!
Песок нагружай и колеса крути.
А можно построить гараж из дощечек,
Дорогу от клумбы к нему провести.>

А хочешь, мы вместе с тобой поиграем
В тени лопухов, где живут муравьи,
Где тихо ржавеют за старым сараем
Патронные гильзы — игрушки мои.

Молитва за сына

Помоги ему, Царица Небесная!
Чтоб душа его горела, не гасла бы,
чтоб судьба была прямая и честная,
чтоб любовь была большая да ясная,
чтобы помыслы его были чистыми,
а в руках любое дело бы спорилось,
силы дай, чтоб испытания выстоял,
и ума, с которым сердце б не спорило!

Разлука

Она ушла. Её с тобой не будет,
свою любовь она переросла.
Твой праздник жизни обернулся буднем,
но колет сердце памяти игла.

Поверь мне, сын, я это проходила
и знаю боль, и даже знаю, как
влечёт к тому, что ты вернуть не в силах,
и сводит пальцы в горестный кулак,

а ногти рвут бессильные ладони,
лежишь впотьмах, и кажется, душа
в тягучей тине бесконечно тонет,
и ты уже не знаешь, как дышать…

Поверь, мой милый, эта боль исчезнет,
она уйдёт, хотя не без следа,
и будет недолеченной болезнью
хрустеть в твоём предсердье иногда.

Ты отпустил любимую в стабильность,
её вещички бережно собрав.
Я кофе, не допитый ею, вылью
и вымою твой опустевший шкаф.

Нет, всё не так, и ты меня не слушай.
Я тоже нынче, словно на краю.
Ты держишься. А мне сегодня душно:
я так любила девочку твою!

Дай Бог ей вдохновенья и удачи,
дай Бог найти кого-то лучше нас.
Держись, мой мальчик, а вот я поплачу:
мне вас обоих очень жаль сейчас…

Памятка сыну (банально-назидательное об одиночестве, страхе, любви, вере и тщеславии)

Если тоскливость буден
тяжестью сдавит плечи,
вспомни тогда о людях,
сделай им шаг навстречу.

Сердце забьётся тяжко,
дрожью сожмёт колени –
жизни курни взатяжку,
всё остальное – тленье.

Страсти услышишь скерцо –
помни, идя «в кроватку»:
есть только ты и сердце,
всё остальное – б…ки.

Вникнешь, как станешь взрослым,
в синий небесный вектор:
есть только ты и космос,
всё остальное – секта.

Хочешь повсюду первым?
Но я тебя утешу:
есть только труд и верность.
Верность мечте, конечно.

Материнское – 2

Мой сын живёт совсем не так, как я,
он не поёт со мной печальных песен,
мир образов ему не интересен,
и слов его не манит полынья.

Он по субботам курит свой кальян
и слово «очень» заменил безликим «мега».
Когда-то он любил конструктор «лего»,
а нынче – дам, хотя не донжуан.

Он любит рассуждать и объяснять
мне эту жизнь и все её законы.
Я пью вино – он виски пьёт с лимоном.
Мне ближе осень, а ему – весна.

Бросает вещи, как всегда, везде.
Бывает, груб всерьёз или для виду.
Но знаю, никому не даст в обиду
и не оставит близкого в беде.

Ему прощают всё и все кругом,
а шутки повторяет вся округа.
Он может быть поверенным и другом
и под рукой согреть, как под крылом.

Он смотрит эпатажное кино
и носит элегантную одежду,
но часто снится трогательно-прежним
весёлым и смешным «веретеном».

Он всё ещё улыбчив и открыт,
с чувствительной, как в детстве, белой кожей,
но мы теперь так мало с ним похожи,
и он со мной так редко говорит…

Мне кажется порой, что я ему
не очень-то уже необходима,
что взгляд его скользит всё чаще мимо,
не потакая взгляду моему.

Мой сын живёт совсем не так, как я.
В своём упрямстве он почти несносен.
Но, боже, дай ему счастливых вёсен
и жизни – ярче, лучше, чем моя.

УЗИ, анализы, врачи,

И девять месяцев тревоги,
И наконец зимой, в ночи
Сошлись у нас с тобой дороги
И глаз не в силах оторвать,
И чувство счастья и единства,
Скорей бы полно испытать
Святую радость материнства!
Мы дома! Боже, он кричит!
Ну где же книги и шпаргалки?!
Потом не ест… теперь не спит…
Муж помогает… из-под палки
На третий день ушла в астрал,
Звонков и лиц не замечаю,
Но руки бдят, у них аврал —
Прибавку веса отмечают!
Какой банкет? Зачем гостей?
Нам месяц? Все хотят собраться?!
Теперь готовь, подай, налей,
Не забывая улыбаться!
Твой первый смех, вот это да!
Быстрее видео и фото!
Ну, опоздали как всегда —
Уже рыданья до икоты!

У меня растет сынок,

Добрый и Веселый!
Как исполнился годок,
Вырос первый наш зубок:
Беленький, здоровый!
Встанет Санька, утором, в шесть,
Прибежит он к маме:
«Дай скорее мне поесть,
Не лежи в кровати!!»
Приготовлю ему суп,
Чайник разогрею,
он прижмется и шепнет:
«Я тебя жалею!»
Дрогнет сердце и замрет,
Станет так приятно!
Хорошо что ты живешь….
здесь… со мною… рядом…

Сынишка, ангел мой малыш,
Как я люблю тебя родной,
Люблю я смех твой озорной
Люблю твой взгляд, твою улыбку,
Люблю твой вздох, твою слезинку,
Люблю я каждую частичку,
Какое же счастье слышать мама
Из уст ребенка своего,
Когда лежишь устав болея,
Бежит к тебе, расставив ручки
И дарит нежный поцелуй
А мама тихо произносит
Люблю тебя я мой родной!

Как удивительно мгновенье
Рожденье сына моего
И ожиданье появленья
Все девять месяцев его.
Я слушаю, я вся внимаю
Такой особенный контакт
И иногда не понимаю,
Что ЭТО – происходит так…
Так бережно и так ранимо,
Так радостно и суетливо,
То грустно вдруг и молчаливо
Мелькают дни, часы летят.
И в этой суете прекрасной
Ничто не может быть напрасным:
Пусть тихо, но уже так ясно
Душа с душою говорят.
С сосредоточенным волненьем
Всё переделать я спешу,
И в ожидании рожденья
Я каждым мигом дорожу…
Всепоглощающая нежность
Теперь одна владеет мной —
Непостижима и безбрежна,
Как жизнь сама или любовь!

Вот оно — несказочное чудо,
Маленькое милое дитя.
Где страна волшебная, откуда
Аисты с подарками летят?
Мы уже большие, понимаем
Смысл иносказания легенд.
Как это красиво! Белый аист!
И кулёчек с бантиками лент!
Маленькие губы жадно ищут
Пахнущее мамой молоко.
Ах, плутишка, добываешь пищу
Ты пока достаточно легко.
Мир тебя тепло и нежно принял,
Набирай силёнок и расти.
Скоро будешь ножками своими
Торить незнакомые пути.
Крепко уцепившись маме в руку,
Сделаешь ты первые шаги.
Голос мамин будет главным звуком,
Для тебя, пока что мелюзги.
И, когда ты вырастешь Мужчиной,
Узелком на память завяжи:
Миру твоему Первопричина,
Женщина дарующая жизнь!

Мой ласковый, нежный, мой милый малыш,
Опять ты заплакал, опять ты не спишь.
Ты маму разбудишь, и папа придёт,
На ручки тебя аккуратно возьмёт.
Прижмусь я к тебе, не посмею дышать,
Начнёшь на руках у меня засыпать.
Не вольно слеза набежит на глаза,
О, как же душа малыша хороша.
Ты радость принёс в январе на заре,
Ворвался ты в жизнь на прекрасном коне.
Какое же счастье быть снова отцом,
По жизни идти, быть счастливым гонцом.
Ты сын, я отец и такой наш тандем,
Мы вместе на пике житейских проблем.
Я за руку крепко тебя подхвачу,
И как капитан, в океан поведу.
Пускай все невзгоды растают, уйдут,
Померкнут несчастья и в раз пропадут.
Я верю, наступят для нас времена,
Будь счастлив малыш, мой родной, навсегда!

Почему сегодня
Все в квартире пляшут?
Мой родной сыночек
Съел тарелку каши!
Почему как тигры
Зарычали трубы?
Мой родной сыночек
В ванной чистит зубы!
Что случилось в комнате?
Кто играет в прятки?
Мой родной сыночек
Расстелил кроватку!
Было что причиной
В спальне тарарама?
Мой родной сыночек
Сам одел пижаму!
Кто же, словно ежик,
В комнате сопит?
Мой родной сыночек
Очень крепко спит!

Ты клеточкой моею был,
И о тебе я даже и не знала,
Я лишь потом предполагала,
Что в животе ребенок уже жил.
Я с трепетаньем, с нежностью, любя,
Готовилась ко встрече нашей, в этом мире,
И вот ты появился, такой маленький
В общаговской, той крохотной квартире.
Я материнство чудом приняла
И теплый свой живой росточек,
Лелеяла, ночами не спала
То продолжение мое, то мой сыночек.

Я вспоминаю первый крик,
С которым сын мой в мир явился,
И солнце, что в тот миг взошло,
Хоть с ночи все туман клубился.
Я помню руки медсестры,
Уже державшие младенца,
В окне огромный солнца нимб
Над этим всем священнодейством.
Кричи, малыш, живи, малыш.
Скорей на ножки поднимайся.
Но, только я тебя молю,
Став сильным, нежным оставайся.

Я лежу в кроватке
И сосу тихонько.
Соску, вы подумали?
Нет, свою пеленку.
На подушке мама
Закрывает глазки.
Лучше б пела песни
И читала сказки.
Говорит, что папе
Рано на работу.
Но, конечно, это
Не моя забота.
Я спою вам песенку,
Так мне скучно с вами.
Поднимайте головы –
Люди на диване!
А на завтрак чмокаю
Палец у ноги.
Не дают мне кушать
Родители – враги.
Ну и что, что рано
Пять утра – всего-то.
Просыпайся, мама,
У тебя – работа.
Что-то подозрительно
Попе неприятно.
Люди, помогите!
Как вам не понятно?
Вот, проснулась мама,
Папа повернулся.
Я им из кроватки
Сразу улыбнулся
Ну, теперь покушал,
Счастье – то какое.
Не могу понять я,
Что со мной такое???
Тяжелеют глазки,
И зевает ротик.
Неужели это……
Спи, мой бегемотик

Мы держать его будем за руки… (Т. Снежина)

Мы держать его будем за руки,
Ты – папа, Я – мама, Он – маленький.
Мы любовь отдадим ему вечную
И счастье подарим беспечное.
Мы трое – семья очень дружная,
Друг для друга мы люди нужные.
Он улыбнётся нам – родителям,
И мы в ответ ему упоительно.
Мы будем идти, держась за руки.
Ты – папа, Я – мама, Он – маленький.

Мой рыжий, красивый сын… (Р. Казакова)

Мой рыжий, красивый сын,
ты красненький, словно солнышко.
Я тебя обнимаю, сонного,
а любить — еще нету сил.
То медью, а то латунью
полыхает из-под простыночки.
И жарко моей ладони
в холодной палате простынувшей.
Ты жгуче к груди прилег
головкой своею красною.
Тебя я, как уголек,
с руки на руку перебрасываю.
Когда ж от щелей
в ночи
крадутся лучи по стенке,
мне кажется, что лучи
летят от твоей постельки.
А вы, мужчины, придете —
здоровые и веселые.
Придете, к губам прижмете
конвертики невесомые.
И рук, каленых морозцем,
работою огрубленных,
тельцем своим молочным
не обожжет ребенок.
Но благодарно сжавши
в ладонях, черствых, как панцирь,
худые, прозрачные наши,
лунные наши пальцы,
поймете, какой ценой,
все муки, снося покорно,
рожаем вам пацанов,
горяченьких,
как поковка!

Сын (А. Жигулин)
… Сын мой голубоглазый!
Тебе по утрам не спится.
Смотришь из колыбели
В распахнутое окно.
Слушаешь, как на ветке
Тонко поет синица.
Хочешь достать росинки
Трепетное зерно.
Сын мой голубоглазый!
Мир — то какой открытый!
С радостью, болью, ложью —
Вот он перед тобой!
В этом суровом мире
Клены росой умыты,
В нем каждая капля — счастье,
В нем каждое слово — бой!